К острому вопросу о сейсмике

 -  24


В строительной отрасли в самом конце января произошло событие, на которое обратили внимание практически все участники рынка, включая специалистов в области градостроительного планирования, профессиональных инвесторов, архитекторов, проектировщиков, строителей и изыскателей. Собственно изыскатели и стали основными виновниками сенсации, которая очень быстро привлекла всеобщее внимание, вызвав не только целую серию публикаций в отраслевых СМИ, но и вал контента на анонимных или откровенно «либеральных» площадках. Редакция «Вестника инженерных изысканий» провела консультации с ведущими специалистами в проблемной сфере и публикует материал по итогам их интервьюирования.

Дело касается нормативных карт, на которых отражены данные об исходной сейсмичности различных территорий или карт общего сейсмического районирования (ОСР). В отличие от магнитуды землетрясения, которая учитывает силу энергии сейсмических волн и оценивается в баллах по шкале Рихтера, сейсмичность связана с теми разрушительными последствиями, которые вызываются интенсивными колебаниями земной поверхности под влиянием землетрясения. Это как раз и есть тот результирующий показатель, который необходимо учитывать в ходе проектирования жилых домов, промышленных предприятий, объектов инфраструктуры. Интенсивность землетрясений для каждой конкретной территории и каждого населенного пункта оценивается по шкале MSK-64 и в дальнейшем уточняется в ходе инженерных изысканий для проектирования и строительства конкретного объекта. Как вы понимаете, при создании карт ОСР учитываются данные о воздействии всех известных землетрясений на земную поверхность и строительные объекты. Это результат огромной исследовательской работы. При этом каждое новое землетрясение даёт специалистам очень большой объем новых данных.

На протяжении многих лет эту работу координировал Институт физики Земли им. О. Ю. Шмидта Российской академии наук. Но за последние 7-9 лет ситуация изменилась. Если в ходе разработки нормативных карт ОСР-2015 традиционная научная иерархия была в значительной степени соблюдена, то комплект карт 2016 года с прилагающимся перечнем населенных пунктов разрабатывался уже не профильным академическим институтом, а под руководством генерального директора Института геотехники и инженерных изысканий в строительстве (ИГИИС) Михаила Игоревича Богданова.

Без преувеличения можно сказать, что для инженерных изысканий Михаил Игоревич — личность по-настоящему историческая. Если оценивать общее количество его скандальных публикаций в СМИ, выступлений в ходе научных конференций и на совещаниях в органах власти, можно с уверенностью сказать, что это настоящий эпицентр всех разрушительных процессов, которые происходят в инженерных изысканиях. Тем не менее, на сегодняшний день ситуация такова, что он реально руководит разработкой значительной части основополагающих нормативно-технических документов в этой сфере деятельности. Это базовый свод правил «Инженерные изыскания для строительства. Основные положения» и серия специализированных сводов правил в области инженерно-геодезических, инженерно-геологических, инженерно-гидрометеорологических и инженерно-экологических изысканий. В планах создание системы сводов правил для различных видов природно-климатических условий и видов объектов капитального строительства.

И вот созданная им система дала сбой. В пятницу 29 января новый министр строительства и ЖКХ России Ирек Файзуллин подписал приказ № 27 об отмене Изменения № 1 к своду правил «Строительство в сейсмических районах». Одним из важнейших последствий выхода этого документа как раз и является отказ от новых нормативных карт общего сейсмического районирования ОСР-2016 и возвращение к предыдущим картам ОСР-2015.

Объективно решение об отмене Изменения № 1 к своду правил «Строительство в сейсмических районах» вряд ли можно считать неожиданным. Новые нормативные карты ОСР-2016 были крайне отрицательно восприняты специалистами в целом ряде регионов Российской Федерации, поскольку не учитывали их точку зрения на происходящие сейсмотектонические процессы и наработанный за многие годы наблюдений опыт. Начиная с лета 2020 года, когда новая редакция свода правил вступила в силу, это привело к появлению целого ряда критических публикаций в региональных СМИ. Авторы прямо говорили о том, что специалисты из Москвы на основе каких-то непонятных соображений навязывают регионам плохо проработанные и плохо обоснованные нормативы, которые абсолютно не соответствуют местным реалиям. На фоне пандемии и некоторого ограничения контактов между столицей и регионами это был очень тревожный сигнал.

Интересно, что профессиональное сообщество в центральных научных организациях Москвы также было настроено в отношении карт ОСР-2016 критически. Именно поэтому, когда в 2019 году изменение к своду правил утверждалось, было принято решение не включать приложения, содержащие карты ОСР в обязательный к применению перечень нормативных документов, исполнение которых обеспечивает соответствие требованиям технического регламента о безопасности зданий и сооружений.

Отметим, что обновление карт ОСР — это совершенно нормальное явление в области нормативного обеспечения строительства. В среднем такая актуализация должна проводиться один раз в 10 лет на основе данных о новых произошедших землетрясениях и вновь полученных данных о сейсмических событиях прежних веков и тысячелетий. В частности, ставшая уже классической карта ОСР-97 стала результатом активизации научных исследований после разрушительного землетрясения в Спитаке. Они продолжались около 10 лет, затем были переосмыслены и только после этого ведущие ученые выдали свою консолидированную общую позицию, прошедшую внутреннее согласование. В результате данный комплект карт рассматривался в качестве нормативного вплоть до 2012 года.

Карты ОСР-2015, к которым сейчас решено возвратиться, были утверждены Минстроем РФ в ноябре 2015 года. На этих картах отражено изменение государственной границы РФ в связи с воссоединением республики Крым и города Севастополя с Россией, включены в сейсмоопасную зону три населенных пункта Калининградской области, повышена сейсмичность для ряда населенных пунктов Магаданской области, севера Якутии и Камчатского края. Все это стало результатом учета данных о землетрясениях, произошедших в Прибалтике, Сибири и на Дальнем Востоке.

Начиная с июня 2020 года приказом Минстроя№ 886/пр от 26.12.2019 года в качестве нормативных, подчеркиваем, на добровольной основе были введены карты ОСР-2016. Важным отличием этих карт от предыдущих карт 2015 года было введение неопределенного показателя сейсмичности «более 9 баллов» — от 9 до 12. То есть рассчитывайте устойчивость, как хотите — на 10, 11 или 12 баллов, и не в чем себе не отказывайте. Количество населенных пунктов, для которых была введена нормативная сейсмичность «более 9 баллов», составляло в Республике Алтай — 13, в Республике Бурятия — 66, в Республике Дагестан — 59, в Республике Крым — 19, включая Ялту и Керчь, в Камчатском крае — 23, в Сахалинской области — 97.

Но самое главное, по сравнению с картами ОСР-2015 в 50% случаев была изменена нормативная сейсмичность. Примерно в 20% случаев балльность на картах ОСР-2016 увеличена, в 30% случаев — уменьшена.Многие известные специалисты полагают, что сделано это было на основе субъективных мнений узкой группы разработчиков под руководством генерального директора ИГИИИС Михаила Богданова. Карты ОСР-2015 и ОСР-2016 разрабатывались с интервалом в несколько лет. За это время никаких принципиальных обновлений сведений об опасности землетрясений не фиксировалось.

В то же время на одной, двух, иногда трех картах ОСР-2016 была понижена нормативная сейсмичность для Грозного, Йошкар-Олы, Казани, Кызыла, Махачкалы, Назрани, Нальчика, Севастополя, Петропавловска-Камчатского, Чебоксар, Якутска, многих областных и районных центров, в том числе в местах известных разрушительных современных, исторических и палеоземлетрясений.

Общеизвестно, что уменьшение нормативной сейсмичности территорий возможно только в исключительных случаях, когда соответствующее изменение на картах ОСР подтверждено данными натурных геологических и сейсмологических исследований, включая полевые работы на местности, идентификацию глубинных разломов по радиоактивным маркерам, датировку палеоземлетрясений радиоуглеродным методом и глубинную сейсморазведку.

Включенные в карты ОСР-2016 изменения этим условиям не удовлетворяли. Очень многие специалисты прекрасно понимают, что при новом строительстве снижение уровня антисейсмической защиты зданий и сооружений увеличивает вероятность разрушений, потери человеческих жизней и отказа важнейших инфраструктурных объектов в случае разрушительных землетрясений. Поэтому принятие Минстроем карт ОСР-2016 в качестве нормативных вызвало такую бурную реакцию с мест.

С другой стороны, необоснованное повышение сейсмичности даже на 1 балл (с 6 до 7) предполагает необходимость закладывания при проектировании дополнительных, дорогостоящих конструктивных решений, обеспечивающих повышенную сейсмоустойчивость, что, соответственно, повлечет дополнительные расходы и увеличение стоимости строительства.

Качественного и грамотного обоснования произведенных изменений представлено не было. То есть актуализация выполнена некачественно. На уровне профессионального сообщества это было понятно многим. Поэтому удивляться надо было в 2019 году, когда Изменения № 1 было принято, а не сейчас, когда его действие отменено. Не случайно ведущие отраслевые СМИ оценили выход Приказа Минстроя № 27, как победу профессионального сообщества над некачественным регулированием.

Вывод из всего случившегося состоит в том, что в области сейсмики требуется усиление позиций признанного многолетнего центра компетенций, который должен и дальше выполнять функцию интегратора всей поступающей из регионов информации и организатора действительно цивилизованной научной дискуссии по всем спорным вопросам. Таким центром может выступить только Институт физики Земли Российской академии наук, а на общественном уровне — Междуведомственный совет по сейсмологии и сейсмостойкому строительству, созданный при Минстрое России.

Наука о землетрясениях несмотря на все объективные и субъективные трудности, связанные со сменой поколений, будет и дальше развиваться. Природная среда никогда не была и не будет статичной. В ней происходят сложные, подчас новые для нас процессы, которые необходимо познавать. Ученые будут фиксировать новые землетрясения, измерять интенсивность их воздействия на объекты капитального строительства. Как следствие, будут вносится изменения в карты ОСР.

Вне всяких сомнений заниматься этим должны профессионалы. Руководство этим процессом тоже необходимо осуществлять на высоком профессиональном уровне.

Любые изменения в методических подходах к разработке нормативных карт, равно как и других нормативов в области инженерных изысканий для строительства, должны быть результатом всестороннего профессионального обсуждения и, если хотите, внутреннего консенсуса научного сообщества. После выработки общей согласованной позиции новые подходы должны быть в доступной форме предварительны профессиональному сообществу изыскателей, проектировщиков и строителей. Представители органов государственной власти при этом также должны иметь возможность получить информацию о тех инновационных разработках, которые в дальнейшем могут быть использованы в ходе актуализации отраслевых нормативных документов. Всё это должно делаться открыто, демократично, на высоком интеллектуальном уровне.

Все изменения в нормативных документах должны производиться на основе корректно проведенных научных исследований. Результаты таких работ должны быть предварительно представлены не только изыскательскому, но и проектному, а также строительному профессиональному сообществу. Это и есть основной урок, который необходимо извлечь из всей этой истории. В связи с этим роль таких площадок, как НОПРИЗ и НОСТРОЙ должна возрасти.

24 рекомендовано
comments icon 0 комментариев
0 заметки
639 просмотров
bookmark icon

Написать комментарий...

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *