Российский форум изыскателей

Когда необходимо обследование, и кто его должен вести?

 -  28


Тема обследования зданий и сооружений в последние годы вызывает много дискуссий. Одна из проблем состоит в том, что в соответствии с ГОСТ 31937-2011 «Здания и сооружения. Правила обследования и мониторинга технического состояния», объектами изучения в ходе проведения данных работ являются не только фундаменты, конструкции здания и находящиеся в нем технические устройства, но и грунты оснований. Точка зрения Ассоциации СРО «Центризыскания» была подробно изложена в статье «Кому больше нужно обследование: изыскателям или проектировщикам?», опубликованной в июньском номере за 2019 год. На этот раз мы решили предоставить возможность высказаться по данной теме представителю профессионального сообщества инженеров-проектировщиков — сооснователю и главному конструктору Архитектурного бюро «Крупный план» Андрею Михайлову.

— Андрей Вадимович, насколько я понимаю, «Крупный план» специализируется на проектировании современных многоквартирных домов, а также офисных центров. В портфолио компании есть даже один международный аэропорт — «Челябинск/Баландино». Обследование зданий и сооружений входит в сферу Ваших профессиональных интересов?
— Можно еще добавить, что мы занимаемся реконструкцией крупных торговых центров и реставрацией исторических зданий. И по всем этим объектам комплекс работ, связанных с предварительным обследованием, «Крупный план» выполняет самостоятельно. В составе нашего архитектурного бюро есть целое подразделение, которое специализируется на обследованиях. Там работает 7 штатных сотрудников. В их распоряжении имеется лаборатория, где проводятся испытания строительных материалов, и все необходимое оборудование, включая лазерный сканер, лазерные рулетки, теодолит, прибор для определения прочности бетона, виброметр, дальномер, толщиномер, тепловизор, специальное рентгеновское оборудование для просвечивания стен и многое другое.

— На каких объектах вы проводили обследование?

— Среди самых свежих работ хотелось бы выделить объект культурного наследия, в который уже в самое ближайшее время переезжает наше архитектурное бюро. Изначально это был дом главного инженера Алексеевского водозаборного узла. Здание построено в 1892 году по проекту русского архитектора немецкого происхождения Максима Гиппенера. Он известен тем, что в конце XIX века проектировал в Москве объекты водоснабжения. В частности, Алексеевский узел, где осуществлялась очистка воды из Клязьмы и Яузы. В советское время там располагался завод «Водоприбор». Несколько лет назад большая часть территории предприятия была выкуплена ГК «Эталон», которая построила там ЖК «Серебряный фонтан». Многие исторические здания сохранились и даже были отреставрированы. В одном из таких объектов будет наш офис. В настоящее время мы проводим там ремонтные работы.

Бывший дом главного инженера Алексеевского водозаборного узла

Еще один исторический объект, по которому нам довелось проводить обследование с последующей реконструкцией, — здание нового «Музея хоккейной славы» на территории спортивно-развлекательного квартала «Парк легенд». Это одно из первых творений Константина Мельникова, спроектированное в тот период, когда он был еще студентом и проходил практику в архитектурной артели вместе с Иваном Жолтовским и Алексеем Щусевым. Конструктором здания был Артур Лолейт — один из первых теоретиков железобетонных конструкций в России.

Музей хоккейной славы в Москве.

Если говорить о зданиях современной эпохи, у нас большой опыт реконструкции крупных торговых центров — это «Мега Химки», «Мега Самара», «Мега Казань», целый ряд магазинов «ИКЕА», «Леруа Мерлен». По результатам обследования многих таких торговых центров мы выполняли информационные модели. Она используются как на этапе реконструкции, так и в ходе дальнейшей эксплуатации. Заказчики хранят информацию о том, что было до реконструкции и что стало. Есть компании, которые объединяют информационную модель с неким эксплуатационным программным комплексом. Работая в нем, специалист может включать и выключать освещение, различное инженерное оборудование, видеть все неисправности. Технологически это уже не очень сложно сделать.

— С точки зрения безопасности объекта, насколько целесообразно проведение детального обследования с применением специального оборудования, если эксплуатирующая организация, по идее, и так знает, в каком состоянии находится ее объект?

— Для начала, у нас есть требования законодательства и нормативных документов. Первое обследование технического состояния зданий и сооружений проводится не позднее, чем через два года после ввода в эксплуатацию. В дальнейшем — не реже одного раза в 10 лет и не реже одного раза в пять лет для зданий и сооружений или их отдельных элементов, работающих в неблагоприятных условиях. По уникальным объектам, вообще, устанавливается постоянный режим мониторинга. И таких объектов становится все больше.

Действительно, значительную часть проблем главный инженер эксплуатирующей организации знает. Поэтому зачастую выполняется все-таки визуальное обследование. Более подробное изучение объекта необходимо, когда его владелец собирается что-то в нем изменить — производится капитальный ремонт, реконструкция, перепланировка, пристройка, надстройка, меняются нагрузки. И в этом случае компетенции главного инженера будет уже недостаточно. Просто потому, что у него нет видения, как будут выполнены проектные решения в рамках дальнейшей реконструкции. Также он не очень понимает, насколько то или иное текущее инженерное решение будет соответствовать новой архитектурной идее.

Результаты подробного инструментального обследования важны, когда мы приступаем к реставрации объекта культурного наследия, когда происходит строительство нового здания и в зону его влияния попадают соседние объекты. В некоторых случаях обследование требуется просто потому, что изменились нормы, и мы должны проверить соответствуют ли реализованные инженерные решения новым требованиям к безопасности объекта. К примеру, в наших нормативных документах год от года увеличивается снеговая нагрузка, сейсмичность и многое другое.

— Какие все-таки организации должны проводить обследование — изыскательские или проектные?

— С моей точки зрения, работы по обследованию, естественно, ближе к проектировщикам. Те проектные организации, которые специализируются на оказании инжиниринговых услуг, связанных с разработками инженерных и конструктивных решений, разумеется, имеют в своем составе подразделения, которые занимаются обследованием.

В целом, я не против того, чтобы рассматривать обследование в качестве изыскательского вида деятельности. Для того, чтобы вести обследование оснований или мониторинг, коллектив, конечно, должен обладать компетенциями в области инженерных изысканий и соответствующим оборудованием. Однако организационно и технологически он все равно будет зависеть от проектировщиков. Результаты инженерно-геологических изысканий и мониторинга направляются проектировщику, он вносит их в конструкторскую модель, определяет несущую способность грунта и оценивает надежность фундамента. Поэтому проектировщик — это ключевое звено. Именно проектная организация обычно выдает задание геодезистам, геологам, экологам.

Если для воспроизведения нормального производственного процесса проектной организации потребуется членство в СРО изыскателей, она туда вступит. Особой проблемы я в этом не вижу. В моем понимании выписка из реестра членов СРО — это просто документ, который свидетельствует о наличии определенных компетенций. Да, это будет означать некоторое увеличение затрат. Но не настолько существенное.

Основная проблема, на мой взгляд, не в этом. У нас есть организации, которые занимаются только обследованием. И это не очень правильно. Обследователь в процессе выполнения работ узнает о здании много интересного. При этом всю полученную информацию он не может в полной мере отразить в отчете. Между обследованием и разработчиком проекта реконструкции возникает некий информационный барьер. Поэтому ключевая задача состоит в том, чтобы создать единый центр компетенции инженеров, конструкторов, архитекторов, изыскателей и обследователей, который отвечал бы за объект целиком, что позволяет избежать потерь информации «по пути». И основополагающая роль в этом центре компетенций, несомненно, будет принадлежать проектной организации. Если быть более точным — инженеру-конструктору.

Поясню это на простом примере. После того как проведены все обмеры здания, необходимо определить физико-механические характеристики железобетонных конструкций. К сожалению, поверхностным методом измерять диаметры арматуры с большой точностью мы пока не можем. Существуют различные магнитные способы, но точность этих измерений невелика. Поэтому чтобы определить несущую способность, например, колонн здания, их надо вскрыть. В полном объеме это сделать невозможно, потому что после того, как мы вскроем каждую колонну с четырех сторон, как написано в ГОСТ, у нас получится «золотое» обследование из-за большого объема работ. К тому же, возникнет риск полного разрушения здания. Поэтому инженер оказывается перед выбором, какие колонны вскрыть и посмотреть подробнее, а где-то, может быть, ограничиться неразрушающим обследованием. Но понимание того, какие именно конструкции будут особенно важны с точки зрения будущей концепции здания, есть только у разработчика проекта реконструкции. Он и должен руководить процессом обследования, включая инженерно-геологические изыскания и мониторинг.

По моим собственным ощущениям, заказчики понимают необходимость формирования некоего единого центра компетенций. Поэтому на конкурсы обычно выставляется весь объем работ, связанных с обследованием грунтов оснований, обследованием строительных конструкций и разработкой проекта реконструкции. В последнее время общая тенденция такова, что проектирование объединяется в один лот с выполнением функции технического заказчика на этапе строительно-монтажных работ. И это вполне оправдано.

— Что дает участие в обследовании специалисту в области проектирования конструкций здания в профессиональном плане?

— Обследование было одним из первых направлений моей профессиональной деятельности. Поэтому я убежден, что эта работа создает идеальные возможности для вхождения молодого специалиста в профессию. Она позволяет углубить знания, расширить эрудицию, помогает лучше понять историю развития строительной науки на различных этапах. Если говорить о современных зданиях, участие в обследовании дает конструктору понимание того, какие изменения происходят с проектом на этапе строительства. Мы обследовали разные торговые центры, и при этом довольно часто выясняется, что многие использованные материалы не соответствуют проекту. В результате возникает необходимость проводить работы по усилению. Поэтому гораздо приятнее обследовать именно старые здания. Они вызывают у профессионалов совершенно особое, трепетное отношение.

— Андрей Вадимович, большое спасибо за интервью!

Беседу вел Юрий Васильев

28 рекомендовано
comments icon 0 комментариев
0 заметки
241 просмотр
bookmark icon

Написать комментарий...

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *