Единый федеральный заказчик получил нового руководителя

 -  6


В июле текущего года Министр строительства и жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации Владимир Владимирович Якушев подписал приказ о назначении нового руководителя ФАУ «РосКапСтрой» — организации, призванной быть единым федеральным техническим заказчиком строительства бюджетных объектов. Им стала исполняющая обязанности директора — Юлия Геннадьевна Максимова, компетентный специалист и талантливый руководитель. Редакция «Вестника инженерных изысканий» благодарит ее за эксклюзивное интервью о планах в качестве директора, проблемах отрасли и необходимости повсеместного контроля.

— На каких направлениях развития РосКапСтрой вы планируете акцентировать внимание в новой должности?

— Добрый день, уважаемые коллеги! Большое спасибо за внимание к нашей организации, за возможность высказаться по актуальным проблемам отрасли. Во-первых, хочу сказать, что должность директора ФАУ «РосКапСтрой» не совсем новая для меня, потому что полтора года до момента назначения я исполняла обязанности директора. И, учитывая объем накопившихся проблем в учреждении, честно говоря, никто не сомневался, что исполнение обязанностей со временем перерастет в должность директора. Кадровых революций никто не ждал, а объем проблем, существовавших в РосКапСтрое на момент прихода нашей команды в 2017 году, был связан не в последнюю очередь с частой сменой руководителей. И каждая смена руководства влечет за собой смену команды, пересмотр контрактов и договоренностей, выработку новой стратегии развития и т.д. В конечном счете, чаще всего это негативным образом сказывается на учреждениях, которые переживают период «перерождения».

Как вы знаете, до 2016 года ФАУ «РосКапСтрой» было Академией строительства и ЖКХ Минстроя России, которая занималась профессиональной переподготовкой и повышением квалификации специалистов, занятых в строительной отрасли. В том же году по поручению Президента Российской Федерации на базе Академии был создан РосКапСтрой, который наделили функцией единого технического заказчика в Российской Федерации. Такая смена вида деятельности, руководства и приоритетов на фоне убыточности Академии сказалось не самым лучшим образом на учреждении. Поэтому и действующие сотрудники ФАУ, и я в том числе, с самого начала понимали, что, скорее всего, мне придется возглавить организацию. И в своей работе руководствовалась тем, что я не временный менеджер, которого назначили «покараулить» место, а человек, который вынужден принять на себя ответственность за коллектив, за команду, за развитие. Все шаги я выстраивала именно в этой логике, поэтому в июле 2019 года ничего кардинально нового не произошло.

В должности руководителя ФАУ «РосКапСтрой» я и дальше буду заниматься тем, чем занималась, исполняя обязанности руководителя: буду и дальше развивать компетенции учреждения в качестве технического заказчика, осуществляющего строительный контроль на объектах, финансируемых с использованием средств федерального бюджета, оказывающего экспертные услуги в строительной отрасли. Это и экспертиза зданий и сооружений. Оставили мы и структурное подразделение Академии, которое занимается повышением квалификации. И не устаю повторять, что наличие на базе ФАУ этих двух направлений: академической части и практической, возможность наполнять программы, реализуемые на базе учреждения, разбором проблематики, которую мы видим, присутствуя на площадках в качестве строительного контроля, — это бесценно. Потому что сотрудники компаний, которые занимаются строительством, конечно же, крайне редко идут преподавать. У них нет ни малейшей мотивации систематизировать проблемы, которые возникают в процессе работы, формулировать рекомендации, которые могли бы лечь в основу учебных курсов. Аналогично, и люди, занятые в науке и образовании. Синергия этих двух направлений позволяет нам оперативно реагировать на изменения в отрасли, и в этом наше конкурентное преимущество.

— Имеют ли место инженерные изыскания в сегодняшнем РосКапСтрое?

— Считаю, что каждый должен, безусловно, заниматься тем, что он хорошо умеет делать. Учреждение мне досталось, в первую очередь, как организация, осуществляющая строительный контроль. Так как строительный контроль является одной из функций технического заказчика, мы, безусловно, себя позиционируем как специалисты именно в этой сфере.

Мы готовы вести проект от инженерных изысканий до ввода в эксплуатацию, если это необходимо заказчику. Но сейчас у нас нет отдельного департамента, который занимался бы изысканиями, и конкурировать на этом рынке с теми коллегами, кто долго, системно и профессионально занимается этой деятельностью, не считаю нужным и правильным. Поэтому, если к нам придет крупный проект, который будет включать в себя все этапы, в том числе инженерные изыскания, скорее всего, мы оставим за специалистами ФАУ «РосКапСтрой» координирующую руководящую роль в этом процессе и будем отдавать такие объемы работ на субподряд. Найти и собрать штат людей, судорожно пытаться сколотить команду изыскателей при том, что рынок и экономическая ситуация сейчас достаточно сложные — значит отбирать хлеб у коллег. Я считаю, это непрофессионально. В строительной отрасли, в частности в столичном строительном комплексе, и это ни для кого не секрет, в целом все между собой общаются: проектировщики дружат с изыскателями, строители дружат со строительным контролем. И профессионалы, живущие по правильным жизненным принципам, не конкурируют, а каждый занимается своим делом. Поэтому, думаю, правильнее в случае необходимости обращаться в профильные ассоциации за рекомендациями, опираться на производственные и корпоративные связи.

— Оцените роль инженерных изысканий в развитии строительной отрасли?

— Переоценить роль инженерных изысканий для любого проекта, конечно, сложно, потому что это база. И, когда я где-то веду переговоры, не все понимают, что лежит в основе любого проекта, и для чего вообще нужен технический заказчик. И вот коллеги спрашивают, а я всегда привожу пример: беру листочек, рисую табличку и объясняю, что от качественных инженерных изысканий, то есть от того, насколько грамотно вот этот процесс выстроен, зависит конечный результат.

Сейчас много проблем строительной отрасли связано именно с повсеместным падением квалификации. Впрочем, это касается не только строительства. Тоже, наверное, и в медицине, и в образовании. Но так как мы сейчас говорим про проблемы строительного комплекса, тогда моделируем ситуацию со стороны заказчика. К примеру, он работает по 44-ФЗ, объявляет аукцион или конкурс, к нему приходит некое количество соискателей выполнить этот подряд. Практически «случайном» методом по 44-ФЗ на основании ценовых предложений между участниками выбирают победителя. А заказчик, как правило, не в состоянии самостоятельно оценить, в полном ли объеме изыскания выполнены, достаточно ли качественно, можно ли принимать работу, достаточно ли тех данных, которые были получены, хватит ли их для проектировщика. Тем не менее, контракт завершен, с компанией рассчитываются, и она уходит в сторону. Далее результат труда изыскателей, который заказчик не смог нормально проверить, передают проектировщику. На основании результатов этих изысканий или «недоизысканий» проектировщик проектирует нечто, которое потом передается на следующую ступеньку — строителям. Строителями же выясняется, что построить это нельзя, потому что в процессе изысканий не были учтены какие-нибудь данные.

У нас перед глазами есть свежий пример, когда в Санкт-Петербурге при формировании технического задания не было учтено, что объект является частью бывшей инфекционной больницы. А там требуется проведение мероприятий по ликвидации палочки Коха, по замеру уровня радиации с последующей ликвидацией радиационного фона. Изыскания были выполнены в недостаточном объеме, а от замеров уровня концентрации зависят расчеты в проекте по ликвидационным мероприятиям. В итоге, сейчас они заложены в недостаточном объеме, а выяснилось это уже на этапе прохождения проекта в Главгосэкспертизе, из которой он выйти не может. Нужно опять заключать контракт, проводить инженерные изыскания повторно. Время потеряно.

Насколько грамотно, качественно и в полном объеме выполнены инженерные изыскания, безусловно, зависит успех реализации всего остального проекта, то есть это фундамент. Поэтому, считаю, что задача саморегулируемых организаций следить за тем, чтобы в их рядах состояли только те организации, которые действительно в состоянии выполнять качественно свою работу и отвечать за результаты своего труда.

К сожалению, объем накопленных проблем в строительном комплексе столь велик, что «одним днем» мы все вопросы не решим. Например, считаю, что не во благо отрасли работает 44-ФЗ, недооценены роль и функции технического заказчика, и вообще, это неправильно, когда у нас в стране строят практически все министерства и ведомства кроме Минстроя России. Строит Минздрав России, строит Минобрнауки России, строит Минспорта России, и только профильное министерство у нас занимается регуляторикой или в авральном ручном режиме потом разруливает те проблемы на тех объектах, которые понастроили другие коллеги. Вот это такой серьезный перекос.

Понимаю, что это завязано на бюджетный процесс, на административное закрепление, и поэтому считается, что зона ответственности по строительству, реконструкции или ремонту, скажем, медицинских учреждений, должна быть именно за Минздравом России. Или вот Минкульт, с которым мы плотно работаем, тоже вызывает удивления. Министерство культуры должно, по идее, заниматься определением некого культурного поля для Российской Федерации, то есть системными вещами. Но Министерство культуры строит, занимается непосредственно реконструкцией объектов культурного наследия, а это существенный пласт строительный специфики, которой должны заниматься профессионалы. Коих сейчас так мало, что, к сожалению, на всех распорядителей бюджетных средств не хватает. И, поэтому, какое ведомство вы не возьмете, везде есть проблемы, связанные со стройкой, с освоением бюджетных средств, с темпами ввода и так далее.

У нас в стране триллионы бюджетных денег «закатаны в песок» — это цифры, которые фиксировала Татьяна Алексеевна Голикова, по-моему, на заседании в Государственной Думе Российской Федерации по недостроенным, брошенным, замороженным объектам. Заказчики не понимают, что с ними делать. И эти цифры просто поражают воображение. И все пытаются найти крайних, каждый в своем ведомстве. Но на самом деле это проблема системная.

Здесь необходимо все-таки выработать комплексное решение. Действительно, идея, высказанная Президентом Российской Федерации Владимиром Владимировичем Путиным в 2016 году о необходимости создания единого технического заказчика, в корне правильная. Безусловно, она влечет за собой серьезную административную реформу, перераспределение потоков денежных средств, пересмотр полномочий от ведомственных отделов капитального строительства в пользу единого технического заказчика. Да, это огромная работа, но, мне кажется, сегодня строительный комплекс находится в таком тяжелом состоянии, что руководство страны поставлено перед необходимостью принимать сложные решения. И чем дальше, тем будет хуже. По недостроенным зданиям: начинаем разбирать каждый конкретный случай по документам, которые к нам часто приходят на экспертизу. Где-то недостаточно выполнено инженерных изысканий, где-то некачественно проектировали, а дальше зашли строители, не смогли корректно оценить объемы и стоимость строительства, потому что реальная ситуация не соответствует сметным расчетам. В итоге, подрядчик, который имеет счастье выиграть конкурс с таким красивым проектом, заходит на стройку и рано или поздно просто банкротится.

Активное внедрение на государственном уровне единого технического заказчика позволило бы увязать вот эти на сегодняшний день разрозненные процессы: инженерные изыскания, архитектурно-строительное проектирование, строительство — в единый механизм, координирующийся единым центром принятия решений. Ведь когда ты ведешь проект от «А» до «Я», или как говорится «под ключ», тебе лучше видно, что в нем не так. А когда изыскатели пришли, выполнили работы и не несут ответственность, в конечном счете, за результаты своих изысканий, это порождает халатное отношение. Не в упрек людям, которые заняты в этой сфере. Сложившаяся система в строительстве породила очень-очень много проблем, которые, безусловно, надо решать, но которые невозможно решить только наведением порядка в области инженерных изысканий.

— Считаете ли важным осуществление техконтроля за инженерными изысканиями?

— Отвечу, пожалуй, как человек, в системе ценностей которого ответственность за результат занимает доминирующее положение. Считаю, что контролировать надо по большому счету все. И если я несу ответственность за результат, то постараюсь вникнуть в каждый процесс на каждом этапе. Конечно, я никогда не смогу доподлинно проверить результаты каких-то лабораторных испытаний, приходится доверять компетенции тех людей, которые у меня работают в лаборатории, и доверять их результатам. Лично не поеду на площадку, на которой проводятся инженерные изыскания, для того, чтобы персонально контролировать, какое количество людей присутствует. Но поставить компетентного человека, который осуществлял бы в интересах компании надзор за инженерными изысканиями, которые для нее выполняются, считаю нужным и правильным. В каком объеме? Здесь вопрос дискуссионный, но слепо принимать результаты какого бы то ни было труда я не могу в силу отношения к работе, и не важно, что мне приносят на подпись. Чаще всего стараюсь вызвать исполнителя, спросить о нюансах проекта. В конце концов, ни для кого же не секрет, что подрядчики всегда пытаются сэкономить. И чаще всего экономия выливается в потерю качества. Поэтому, контроль — это ключевая функция на сегодняшний день. «Доверяй, но проверяй!» И контроль необходим на всех этапах реализации проектов.

— Как оцениваете компетенции новой команды Минстроя России?

Новая команда Минстроя России, надо сказать, не совсем новая. Во-первых, в Министерстве строительства и жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации осталось много людей, которые работали, работают и, надеюсь, будут продолжать работать дальше. Считаю для себя неприемлемым озвучивать какие-либо оценки относительно моих коллег, потому что являюсь частью команды Минстроя России и гордо несу флаг министерства на всех объектах, на которые выхожу в качестве исполнителя по строительному контролю или экспертизе. Считаю, что каждый сотрудник учреждения должен помнить о том, что есть такое понятие, как деловая репутация.

В Минстрое России сейчас работают очень грамотные люди. Первый заместитель Министра Леонид Оскарович Ставицкий — это вообще титан отрасли. Его опыт, знания и авторитет не подвергаются сомнению. Он работал при Михаиле Александровиче Мене, и тот факт, что Владимир Владимирович Якушев счел возможным и далее работать с Леонидом Оскаровичем, говорит о том, что, наверное, он признал его заслуги в отрасли, опирается по строительным вопросам на его мнение. Я благодарна Владимиру Владимировичу Якушеву за то, что он подписал приказ о назначении меня директором ФАУ «РосКапСтрой». Я работаю в этой команде, и эту команду просто не имею никакого права подвести.

6 рекомендовано
comments icon 0 комментариев
0 заметки
62 просмотра
bookmark icon

Написать комментарий...

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *