Инженер — профессия творческая. Но об этом забывают

/ Мнение

Настоящий инженер — это человек, создающий некое ноу-хау, а не просто выполняющий определенный рутинный набор работ, предписанный, например, нормативными документами. Инженер творчески решает практические задачи. Именно об этом, к сожалению, стало забывать наше общество. Журналист, дизайнер, архитектор, наконец — творческие профессии. А инженер — какая-то другая. С этим заблуждением, которое было привито искусственно в XX веке, на мой взгляд, связаны набравшие сегодня значительную силу проблемы инженеров.

Игорь Мещерин
Игорь Мещерин
Президент Национальной палаты инженеров

КАК ТВОРЧЕСТВО СТАЛО ТЕХНИЧЕСКИМ

В Российской Империи каждый гражданин, окончивший университет, получал личное дворянство, попадая таким образом число тех трех процентов людей, которые управляли страной.

В начале XX века как в России, так и за рубежом гражданские инженеры (civil engineers) были одним из наиболее многочисленных профессиональных сообществ. В нашей стране они были объединены в Российской организации гражданских инженеров. Однако это сообщество с приходом к власти большевиков оказалось разрушено. Легко можно проследить путь выпускников Ленинградского инженерно-строительного института, который во времена Российской Империи был главной кузницей гражданских инженеров:

Рудольфа Бернгарда, Андрея Оля, братьев Весниных, Ивана Рерберга и других. Эти люди имели диплом гражданского инженера и были членами соответствующего профессионального сообщества. Но в 20е годы инженерное дело перестало существовать как творческая деятельность. У архитекторов, композиторов, писателей, художников, адвокатов свои творческие союзы сохранились, а русское техническое общество оказалось закрыто. В это же время малые инженерные бюро стали консолидироваться и превращаться в крупные проектные технологические институты, где инженеры вместо гонораров, поскольку потеряли свою индивидуальность, стали получать зарплату. В результате многие выдающиеся инженеры, если можно так сказать, перезаписались в архитекторы. И во всей нашей истории архитектуры и искусства в дальнейшем фигурируют как архитекторы, являясь по диплому гражданскими инженерами.

Сравнительный доход отечественных инженеров

Зарплата, руб. Год Стоимость ежедневных продуктов
Хлеб (400 г) Молоко (1 л) Маслов сл. (1 кг)
800 1913 3-5 коп. 14 коп. 1,2 руб.
1 500 1952 1,6-2,8 руб. 3 руб. 22 руб.
150 1972 16-20 коп. 28-30 коп. 3,8 руб.
52 000 2016 20-40 руб. 35-60 руб. 350 руб.

Удельная стоимость инженерных услуг в России

Поскольку основной удар большевистского террора был направлен именно на дворянство, старые инженеры быстро оказались в оппозиции к новой власти. В результате возникшего недоверия начались обвинения их во вредительстве и мелкобуржуазности и т.д. Многие талантливые специалисты были вынуждены эмигрировать. Достаточно вспомнить знаменитые на весь мир фамилии Зворыкина, Сикорского, которые, как и многие другие, реализовали себя за пределами родины.

Но поскольку для индустриализации, проводимой большевиками, нужны были технические специалисты, в страну начали массово приглашать американских инженеров, возглавивших эту деятельность. Фактически, в тот период русская инженерная школа была в значительной степени заменена на другую. Нужно отдать должное большевикам — высшее образование стало доступно широким массам. Но это было достигнуто дорогой для инженеров ценой.

Следом за изменением отношения к инженерам появилось такое понятие, как генеральный директор и главный инженер, неизбежно негативно повлиявшее на инженерное сообщество, поставив, по сути дела, над творческими людьми надзирающих.

До прихода большевиков к власти главным инженером и руководителем был владелец бизнеса. Теперь же к нему приставили красного комиссара, назвав его генеральным директором и поручив следить, чтобы все было вовремя и в духе марксизма-ленинизма. Не нужно и говорить, что какого-либо специального образования у этих людей не было.

В 90-е годы это кончилось тем, что на должность главного инженера, или иначе, технического директора, стали приходить люди, не имеющие инженерного образования. Как итог — все то, что мы сейчас видим в нашей промышленности.

100 лет назад, в 1917 году в России объем прав и обязанностей инженера был тождественен тому, который был принят в развитых странах. Иными словам, инженер был автором, отвечал за свои разработки, контролировал их реализацию. Но за прошедшие сто лет в нашей стране все изменилось. В первую очередь, инженер потерял право на контроль своего объекта, право полностью определять те или иные его конфигурации: выбирать оборудование, способ ведения строительно-монтажных работ, способ эксплуатации и т.д.

Удельная стоимость инженерных услуг в России

ПРОБЛЕМА АВТОРСКОГО ПРАВА

У всех российских инженеров есть две общие проблемы. Во-первых, понятие «инженер» отсутствует в нашем законодательстве. Люди, выбравшие для себя инженерную профессию, оказываются, по сути дела, бесправными. Во-вторых, общественное мнение уже очень давно инженеров относит к вспомогательным техническим специалистам, тогда как это по зарубежным меркам, безусловно, профессия творческая. С этой ошибкой связано то, что авторские права на инженерные разработки в России оказываются забыты, результаты труда оплачиваются плохо и никак не защищены. Более того, инженер практически всегда оказывается лишен права видеть результат своего труда в задуманном виде. А ведь это нередко объекты, связанные, например, с пребыванием большого числа людей, с обработкой и транспортировкой опасных сред и т.д. От точной реализации инженерной мысли зависит безопасность людей, экологии, а разработчик лишен властных полномочий, не может повлиять на воплощение творческого замысла в жизнь. Это принципиально неверно.

Как следствие всего вышесказанного, обязанности инженера произвольно (от слова «произвол») трактуются чиновниками и заказчиками в зависимости от конкретной ситуации. Например, все заказчики говорят, что хотели бы видеть высококвалифицированного инженера, получать высококачественные результаты его труда. Но как только доходит до конкретной работы и ее стоимости, платить никто не хочет, жалуются, что дорого. Все потому, что заказчики не видят связи между квалификацией, профессионализмом инженера и результатом его авторского, творческого труда.

Архитектурное сообщество в России, каким бы слабым по сравнению с зарубежным оно не казалось, тем не менее имеет закон об архитектурной деятельности, в Градостроительном кодексе описываются различные подходы к архитектурно-строительному и градостроительному проектированию. Оно имеет много лет функционирующий Союз архитекторов. В целом самосознание практикующих инженеров очень бизнес-ориентировано, направлено на развитие творческой деятельности. Идут активные дискуссии, профессионалы обмениваются идеями, мнениями, что очень продуктивно.

У инженеров, в свою очередь, все совершенно не так. В связи с тем, что вся их профессиональная деятельность оказалась никак не защищена авторским правом, она превратилась в откровенную профанацию. Инженеры выпускают какую-то документацию, а ведение авторского надзора за строительством ведут совершенно сторонние организации, порой не имеющие никакого отношения к авторам проектной документации. В результате инженеров все рассматривают, как офисный планктон, а их деятельность — как производство некого комплекта бумаг, который как неизбежное зло заказчик должен оплатить, чтобы получить разрешение на строительство. Фактически так происходит во всех предметных областях.

Что мы имеем в итоге? Государство технологически отстало, со всех сторон наступают конкуренты из развивающихся стран. Например, ни один вид нашей военной продукции не выпускался до недавнего времени из отечественных комплектующих полностью автономно. Что-то приходится закупать. А ведь, если ты — ведущая военная держава, это недопустимо.

Все активнее в мире идут разговоры про шестой технологический уклад. А наша страна застряла еще в четвертом или даже в третьем. Тогда как пятый весь развитый мир уже прошел. Все из-за того, что людей, создающих ноу-хау, почти не осталось. А те, кто есть — разобщены и разочарованы многолетними безрезультатными объяснениями, что «в Англии ружья кирпичом не чистят».

ИНЖЕНЕРЫ И ИНЖЕНЕРНЫЕ ИЗЫСКАНИЯ

В последние годы нередко приходится слышать, что качество инженерных изысканий существенно упало, а изыскателям не хватает денег. Обе эти проблемы тесно связаны между собой и проистекают из вышесказанного.

Ни для кого не секрет, что на изыскания в рамках проектно-изыскательских работ уходит до 40% выделяемых средств. Все жалобы, которые приходится слышать от изыскателей, что им не хватает денег, связаны с тем, что реальными исполнителями работ являются суб-суб-субподрядчики, до которых от этих 40% мало что доходит. Сейчас при создании крупных распределённых объектов сложилась следующая цепочка. Есть заказчик и генпроектировщик. Это первое звено. Генпроектировщик в структуре содержит изыскательское подразделение. Оно отдает какие-то, порой значительные работы на субподряд. В первую очередь — полевые исследования, потому что стоимость мобилизации и демобилизации, как правило, высока. Это второе и третье звено. А сколько субподрядчиков будет ниже — сложно определить. Если в каждом звене цепочки будет оставаться хотя бы 10%, понятно, что исполнитель получит немного. А ведь может и больше 10% оседать. Кроме того, у каждого звена будет НДС вычитаться, какие-то кураторские деньги задержатся. Это и без злоупотреблений снижает финансирование полевиков.

Ситуация вынуждает людей экономить — делать какие-то исследования более редким шагом бурения скважин, чем требуется по заданию, сокращать объем лабораторных исследований, широко применять перелицованные фондовые материалы и т.д.

Иногда, мне кажется, качество результатов инженерных изысканий не так сильно упало, как часто преподносят. Существующие сегодня средства контроля, с моей точки зрения, улучшились в сотни раз. Если раньше можно было получить и проверить лишь какие-то колонки цифр, то сегодня возможностей убедиться в качестве выполненных работ существует гораздо больше. Например, организовать за разумные деньги минимальный объем заверочного бурения.

Я не считаю, что полевой контроль сам по себе является решающим фактором повышения качества. Главное — заинтересованность потребителя в результате, выбор надежной компании и соразмерная плата. Когда мы говорим, что инженер потерял свои властные полномочия и уровень оплаты, мы должны понимать, что одновременно и ответственность с него снимается, если, конечно, аварий никаких не происходит. Работы в меньшем объеме выполняются, просто доход от них меньше, чем хотели бы исполнители. В результате падает качество, снижается зарплата, понижается квалификация специалистов. А заказчик хочет все «забесплатно». Так не бывает.

Доход и покупательная способность инженера в России и США

ПРЕСТИЖ ПРОФЕССИИ НЕОБХОДИМО ПОВЫШАТЬ

Первоочередная задача, которая должна решаться, это повышение престижа инженерных профессий. Проблема привлечения молодежи в инженерные вузы совершенно не лежит в области качества высшего образования. Дети должны хотеть идти в инженеры для самореализации и положения в обществе. Им должны объяснять и рассказывать, что это не только интересно и престижно, но и также может позволить разбогатеть. Сейчас, когда дети слышат слово «инженер», они в лучшем случае представляют себе Шурика в коротких штанишках.

На фоне встречи Трампа с руководством крупнейших компаний США, я сделал анализ наших соотечественников из первого десятка списка Forbes. Семь из них — инженеры. Это знаковый момент. Но это необходимо вложить молодым людям в голову: у юриста шансов стать миллиардером куда меньше, чем у инженера.

Игорь Мещерин
Президент Национальной палаты инженеров

Вестник инженерных изысканий. — 2017. — №1 (30)

comments powered by HyperComments
Читайте также